АРХИТЕКТУРА – СЛУЖЕНИЕ ИЛИ БИЗНЕС?

В конце июня в Союзе архитекторов России состоялся круглый стол на тему «Архитектор ­ предприниматель или профессионал», посвященный обсуждению законопроекта «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации», подготовленного Союзом архитекторов России. Отправной точкой дискуссии послужил критический отзыв КБ «Стрелка» на данный документ.

Алексей Муратов, Андрей Боков, Виктор Логвинов

Предыстория

Прохождение закона «Об архитектурной деятельности» в середине 1990­х гг. не было столь мучительным, как сегодня. Закону не чинили препятствия, однако действие его оказалось ограниченным во времени. Сначала, в 2003 году, было отменено лицензирование архитектурной деятельности, что, по сути, выхолостило основное содержание закона, а затем в 2004 году был принят Градостроительный кодекс, который идеологически перекрыл закон 1995 года. Как выразился Ю.П. Гнедовский (почетный президент СА России), Градкодекс был сделан, в том числе, с целью дезавуировать закон об архитектурной деятельности. А. Муратов (КБ «Стрелка»), не вдаваясь в историю вопроса, полагает, что закон 1995 года, нацеленный на реабилитацию архитектурной профессии, возвращение архитектору лидирующей роли в процессе проектирования и строительства, не сумел справиться с историческими вызовами. С начала 2000­х обнаружился противоположный тренд – архитектору стала отводиться сугубо сервисная роль внутри инвестиционно­строительного процесса, существующий по сей день. КБ «Стрелка», которой вменена экспертная функция, пополнила список оппонентов обсуждаемого законопроекта, среди которых А. Боков (президент СА России) называет Минстрой, где со сменой чиновников меняется и отношение к документу, и НОПРИЗ. В. Лявданский (СРО ГАИП, СПб.) напоминает и о готовящихся в Минстрое поправках к закону №44­ФЗ, ориентированных на дальнейшее стимулирование типового проектирования и предполагающих, среди прочего, отказ от института авторского права в архитектуре вообще. По его словам, это последний гвоздь…

В. Логвинов (первый вице­президент СА России) подчеркивает, что выросло новое поколение архитекторов, знакомое исключительно с реалиями дикого отечественного строительного рынка, знать не знающего о действительной роли и месте архитектора в странах с развитыми рыночными отношениями. В нормальном рынке архитектор является «специалистом по качеству», отвечающим не за архитектурный раздел проектной документации, а за конечный продукт ­ построенный объект, выступая защитником интересов заказчика на всех стадиях его создания. В нашей стране архитектура, не без влияния Градкодекса, подверстывается под строительство, тогда как во всех классификаторах видов деятельности, в том числе во Всероссийском, архитектурная деятельность является профессиональной услугой, помещенной между юридическими и медицинскими. Сущность этих трех видов деятельности определяется не как бизнес, а как социальное служение. 

Представление об архитекторе как о бизнесмене Ю. Трухачев (президент Южного архитектурного общества) сравнил с пониманием города как суммы участков, согласно действующему Градкодексу. И то, и другое – сознательная и небезобидная подмена понятий, ловкий подлог, чреватый последствиями не только для профессии, но и для города и горожан. В продолжение темы Д. Фесенко («Архитектурный вестник») показал, что в системе, существующей по монетаристским законам, где всё меряется количеством денег, сведение архитектуры к предпринимательству неизбежно влечет за собой дальнейшее закрепление диспозиции «телега впереди лошади», восходящей к середине 1950­х гг. Если архитектор – бизнесмен, и строитель – бизнесмен, то первый оказывается «маленьким» партнером у последнего, имеющего в кармане на два порядка больше денег. Только понимание профессии архитектора как социального служения, представление об архитекторе как о «государевом человеке» (А.В. Кузьмин, президент РААСН) способны внести коррективы в вывернутую наизнанку схему взаимоотношений.

На родине аналога российского Градкодекса, в США, все выстроено принципиально иначе и успешно работает. В российской практике, в отсутствие адекватных документов территориального планирования и генпланов, Градкодекс, по сути, легитимизирует практику ручного управления. Дело в том, что мы не прошли в своем развитии предыдущий исторический этап, связанный с реорганизацией транспортного каркаса, инженерной инфраструктуры, районированием и пр. Все, что сегодня происходит в российских городах, выгодно трем десяткам трансрегиональных застройщиков, плодящим геттоизированные территории со слабой транспортной и социальной инфраструктурой.

 

Претензии оппонента

Юрий Трухачев, Елена Баженова

Со слов представителей КБ «Стрелка», подготовленный Союзом архитекторов России законопроект содержит два основных смысловых блока: первый связан с профессиональной аттестацией, второй – с практикой конкурсного проектирования. Основная критика относится к аттестации архитектора. Пожалуй, главная инвектива – институт аттестации в том виде, в котором он предлагается в законопроекте, будет иметь своим следствием сокращение числа аттестованных архитекторов, тогда как ни для кого не секрет, что Россия безнадежно отстает по числу архитекторов на тысячу жителей не только от развитых стран. А. Муратов формулирует этот тезис еще более жестко: «Институт аттестации будет препятствовать увеличению количества архитекторов по всей стране». Причина, по его мнению, в том, что отсутствует видение будущего профессии. Будет ли она выстроена как во Франции, где 60­70% архитекторов владеют собственным проектным бизнесом, или как в бывшем СССР и нынешнем Китае, где в основном действуют крупные проектные институты? В то время как в США деятельность большинства архитекторов обособлена в пределах того или иного штата. В рассматриваемом законопроекте, по мнению КБ «Стрелка», аттестационная деятельность предстает как самоцель (на экспертизу в «Стрелку» попал только текст без обосновывающих материалов). Юрист «Стрелки» О. Брюхановский, говоря об аттестации, сравнивает предложенную модель с устоявшейся практикой оценщиков недвижимости, адвокатов, нотариусов и др. Он указывает на отсутствие самого понятия «архитектор» в отечественных юридических документах – начиная от Градкодекса и заканчивая предлагаемым законопроектом. Стоит отметить, что в российском законодательстве определение понятия «профессиональная деятельность» отсутствует, что приводит к бесконечной путанице её с предпринимательством.

 

О профессиональной квалификации

Во всем мире существует практика профессиональной квалификации, создаются стандарты профессиональной деятельности, специалисты проходят аттестацию. У нас эта практика до последнего времени вызывала сопротивление, у КБ «Стрелка» в том числе. Хотя с принятием Болонской хартии и переходом образования на двухступенчатую систему – сначала бакалавриат, затем магистратура, с соответствующим дипломами бакалавра и магистра (не специалиста), без последующей профессиональной квалификации не обойтись. В подтверждение этому Е. Баженова (зав. кафедрой МАрхИ) привела в пример зарубежную практику с ее представлением об архитекторе как о специалисте, который получил высшее образование, прошел интернатуру и последующую аттестацию. По словам Е. Малеевой (КБ «Стрелка»), имеются исключения – это Дания и Швеция, где архитекторами становятся по выходе из университета, но это очень редкие исключения. Сопротивление введению аттестации становится и вовсе бессмысленным после того, как она была введена указом Президента РФ «О создании Совета по профессиональным квалификациям» и готовится к принятию Закон о профессиональной квалификации, прошедший в Госдуме два чтения. В соответствии с этим законом будут созданы Центры оценки квалификации (ЦОК), в том числе и для архитекторов. И вопрос сейчас не в том, вводить или не вводить аттестацию архитекторов, а в том, кто будет её осуществлять: профессиональные архитекторы или «бетонщики» с чиновниками. Так кому же, как не профессиональным союзам выстраивать систему оценки квалификации ­ аттестации? То, что КБ «Стрелка» усмотрело монополизацию Союзом архитекторов в практике аттестации, по мнению В. Лявданского, говорит о том, что коллеги продолжают мыслить в категориях рыночного радикализма. Система аттестации не может не строиться по унитарному принципу, иначе она просто не будет работать. В то же время в проект заложен региональная схема прохождения аттестации: «аттестационные комиссии будут формироваться на местах».

 

Есть ли свет в конце туннеля?

А. Боков приводит в качестве примера ситуацию, которая имеет место в цеху реставраторов в связи с реорганизацией отрасли, инициированной Минкультом после известного «дела реставраторов». Прежде всего, появится институт лицензирования специалистов­реставраторов. Во главу угла ставится ответственность архитекторов­реставраторов за результаты своего труда. Все это происходит на наших глазах – сам Союз реставраторов возник менее двух лет назад. Так что не исключено, что позитивные подвижки сначала произойдут именно в смежной отрасли. Не зря Союз архитекторов России инициировал подписание соглашения о сотрудничестве с Союзом реставраторов в рамках пленума, которому предшествовал круглый стол.

КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
Форум
29/09/2017 – 15/10/2017
Самара, Москва
конференция
28/09/2017 – 29/09/2017
Москва
Союз архитекторов России © 2011–2017 Условия использования материалов сайта